Экзотичная азиатка в кимоно, которая свела с ума весь мир





📍Яёи Кусама (Yayoi Kusama) — японская художница.

📍Ей 87 лет, ее искусство признано во всем мире.

📍Ее называют самой успешной художницей в Японии.

📍Самая дорогая из ныне живущих художниц: в 2014 году ее картина «Белый №28» была продана за $7,1 млн.

📍Живет в Токио и на протяжении 40 лет добровольно находится в психиатрической лечебнице.

Мать Кусамы не хотела, чтобы дочь стала художницей.  «Она не давала мне рисовать. Она хотела, чтобы я вышла замуж. Она выбрасывала мои работы. Я хотела броситься под поезд. Каждый день я воевала с матерью, и поэтому мой рассудок повредился».

Яёи Кусама с детства она начала испытывать зрительные и слуховые галлюцинации. В первый раз, когда она увидела тыкву, она представила, что та с ней разговаривает. Будущая художница справлялась с видениями, создавая повторяющиеся узоры, чтобы заглушить мысли в голове.

Кусама покрывала горошком все доступные поверхности: стены, полы, картины, позже — бытовые предметы и обнаженные тела своих ассистентов. Горошек стал ее «торговой маркой» и «визитной карточкой».  

 «У горошин — форма солнца, символа энергии целого мира и нашей жизни, а также формы луны и спокойствия. Круглые, мягкие, цветные, бессмысленные и непознаваемые. Горошины становятся движением. Горошины — это путь к бесконечности».

В 1948 году Яёи Кусама ушла из дома, чтобы поступить в Школу искусств и ремёсел города Киото. Она ненавидела традиционную для Японии систему обучения, отношения «мастер-ученик» и «семейные», клановые по своей сути связи между всеми членами школы. «Когда я думаю о своей жизни в Киото, меня начинает тошнить». 

После года в художественной школе Кусама начала экспериментировать со стилями и к 1950 уже рисовала свои знаменитые белые круги на красном фоне, которые, как она говорила, были взяты из её галлюцинаций.

В 1957 году в возрасте 27 лет Кусама переехала в США. В Америке никому не известная японская художница никого не знала, у нее почти не было денег.  Она сама начала заводить знакомства и находить свое место в арт-жизни США. Одновременно она начинает свое обучение в лиге студентов-художников Нью-Йорка, которую посещает почти целый год. 

60-х годах Яёи Кусама оказалась в центре т.н. первого поколения хиппи, которое отличалось ярко выраженным пацифистским настроем и склонностью к эксцентричному поведению. Во второй половине 60-х годов Кусама организовывает ряд антивоенных хэппенингов, которые почти всегда устраивались в наиболее публичных местах и предполагали участие людей в обнаженном виде.

Кусама провоцировала людей раздеваться догола и разрисовывала их тела горошком, заявляя, что хочет «уничтожить мужчин с Уолл-стрит узором в горошек». Она предложила переспать с президентом США Ричардом Никсоном, если он прекратит войну во Вьетнаме. «Давайте разукрасим друг друга узором в горошек», — написала она ему в письме. 

Известия о выходках Кусамы дошли до Японии. Ее стали называть «национальным бедствием», а ее мать заявила, что лучше бы дочь умерла от болезни в детстве. В начале 1970-х годов обнищавшая и потерпевшая фиаско Кусама вернулась в Японию. Она встала на учет в психиатрической лечебнице, где живет до сих пор.

Кроме того, в 60-х годах Яёи Кусама начинает создавать  «зеркальные комнаты» — особые арт-пространства, которые благодаря зеркалам и единому дизайну создают перед зрителем визуальную иллюзию бесконечности и погружают его в необычную, сюрреалистичную среду.

Infinity Mirror Room («Бесконечная зеркальная комната», 1965) , посвящена поиску женской идентичности. Кусама декорировала своим фирменным узором объекты, которые были помещены в зеркальную комнату, интерпретируя это как проявление феминизма.

В 2011-м году Яёи Кусама вместе с американским кутюрье Марком Джейкобсом разработала коллекцию для Louis Vuitton, выход которой сопровождала рекламная кампания и конкурс, победители которого получали книгу «Алиса в стране чудес», оформленную Кусамой.

Кусама безумна и не скрывает этого, но она не канула в безвестность. Ежедневно с  девяти до шести работает в своей трехэтажной студии, не вставая из инвалидного кресла. В студии полно ярких работ, усыпанных мелкими крапинками. Кусама называет это «самозаглушением» — бесконечным повторением, которое заглушает шум в ее голове.

«Сейчас я старая, но все еще собираюсь создать больше работ и лучшие работы. Больше, чем я сделала в прошлом. Мое сознание полно картин», — говорит она.

Вот так выглядит ее картина «Белый №28», которая в 2014 году была продана за $7,1 млн.